«Петроправо» Вконтакте Карта
Сайта

Адвокат по пенсионным делам: некоторые вопросы включения периодов в специальный трудовой стаж.

За юридической помощью к нашим пенсионным юристам и адвокатам нередко обращаются граждане, оказавшиеся в непростой жизненной ситуации. В частности, обращаясь в органы Пенсионного фонда с заявлением о назначении трудовой пенсии по старости, наши сограждане нередко получают необоснованные, а то и вовсе противоречащие закону отказы в досрочном назначении пенсии по старости, отказы во включении различных периодов трудовой деятельности в специальный трудовой стаж. Мотивов для такого отказа у работников фонда обычно существует великое множество. Некоторые из них будут рассмотрены в настоящей статье.

Ни для кого не секрет сегодня, что негласная политика Пенсионного фонда состоит в максимально возможном занижении размера пенсионного обеспечения граждан. Это неудивительно, ведь дефицит средств Фонда растет из года, поэтому эту дыру в бюджете чиновники пытаются «латать» за счет простых людей, в том числе за счет наших уважаемых пенсионеров. Претворению в жизнь такой неправовой политики способствует, в том числе, сложность пенсионного законодательства, обилие нормативных правовых актов, которые необходимо учитывать для правильного расчета размера пенсии.

Довольно распространенной на практике является ситуация, когда вследствие неправильного применения закона сотрудниками пенсионного фонда, размер пенсии значительно занижается и ведет к существенному ухудшению уровня жизни пенсионера. В такой ситуации только опытные пенсионные юристы, знающие адвокаты по пенсионным делам могут помочь в защите и восстановлении пенсионных прав наших пенсионеров.

Например, один из наших последних клиентов, гражданка Л., более 20 лет работала в районе Крайнего Севера в одном из закрытых военных городков.  Территориальным управление пенсионного фонда ей была назначена досрочная трудовая пенсия по старости в соответствии с п.п. 6 п. 1 ст. 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».  Размер ее пенсии и так был не слишком высок, но этого оказалось мало, и в один «чудесный» день гражданка Л., получило письмо из управления пенсионного фонда, которое уведомило ее о том, что при инвентаризации документов пенсионного дела сотрудниками фонда было установлено, что в период с 27 марта 2008 года по 31 августа 2012 года ей необоснованно осуществлялась выплата повышенной базовой части трудовой пенсии, поскольку, по мнению пенсионного фонда, период отпуска по уходу за ребенком с 25 апреля 1990 года по 05 октября 1992 года, по мнению работников фонда, не должен засчитываться в стаж работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях для определения права на повышенную базовую часть трудовой пенсии. Таким образом, указанный нами. период отпуска по уходу за ребенком с 25 апреля 1990 года по 05 октября 1992 из стажа работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях для определения права на повышенную базовую часть трудовой пенсии у гражданки Л. был исключен, а Управлением пенсионного фона РФ в одном из районов г. Санкт-Петербурга осуществлен перерасчет размера ее пенсионного обеспечения в сторону уменьшения. Жалобы нашей клиентки в Отделение Пенсионного Фонда, а также в Прокуратуру г. Санкт-Петербурга успехом не увенчались. Прокурорские работники, к сожалению, ограничились лишь формальными отписками  о том, что «фактов нарушения законов при проведении проверки выявлено не было». Что ж, оставим на совести у «голубых мундиров ока государева» подобные ответы на обращения граждан. Итак, постучав не в одну дверь, гражданка Л. обратилась за помощью к нашим пенсионным юристам и адвокатам по пенсионным делам.

Ознакомившись с материалами пенсионного дела нашего Доверителя, изучив законодательство и судебную практику, мы пришли к выводу, что у пенсионного фонда также имеется законных оснований для не включения периода отпуска по уходу за ребенком в стаж работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях для определения права на повышенную базовую часть трудовой пенсии, а так же в стаж работы в районах Крайнего Севера, требуемый для определения права на применение повышенного отношения заработков.

Согласно законодательству и в силу п. 2 Постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 года № 677 «Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей» с 1 декабря 1989 года продолжительность дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребёнком была увеличена до достижения последним возраста трёх лет. Указанный дополнительный отпуск подлежал зачёту в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Впоследствии право женщин, имеющих малолетних детей, оформить отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трёх лет, было предусмотрено Законом СССР от 22 мая 1990 г. N 1501-1 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи и детства», которым были внесены изменения в Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, утверждённые Законом СССР от 15 июля 1970 г.; статья 71 Основ была изложена в новой редакции и предусматривала предоставление женщине частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребёнком до достижения им возраста 1,5 лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребёнком до достижения им возраста трёх лет.

3аконом Российской Федерации от 25 сентября 1992 г. N 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР», вступившего в силу 06 октября 1992 года, в ст. 167 КЗОТ были внесены изменения, которыми установлено, что отпуск по уходу за ребенком засчитывается в стаж работы по специальности, кроме случаев назначения пенсии на льготных условиях. С принятием данного Закона период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях.

Таким образом, исходя из приведенных выше законодательных актов, период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в специальный стаж работы по специальности в соответствии со статьей 167 КЗоТ РФ до внесения изменений в данную норму закона, то есть до 6 октября 1992 г..

Этот вывод в полной мере согласуется с разъяснениями, данными по указанному вопросу Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2005 г. N 25 «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии».

В п.15 данного Постановления разъяснено, что при разрешении споров, возникших в связи с невключением женщинам в стаж работы по специальности периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком при досрочном назначении пенсии по старости (статьи 27 и 28 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ»), следует исходить из того, что если указанный период имел место до 6 октября 1992 года (то есть до времени вступления в силу Закона РФ от 25 сентября 1992 года №3543-1 «О внесении изменений и дополнений в КЗОТ РФ», с принятием которого названный период перестал включаться в специальный стаж работы в случае назначения пенсии на льготных условиях), то он подлежит включению в стаж работы по специальности независимо от времени обращения женщины за назначением пенсии и времени возникновения права на досрочное назначение пенсии по старости.

Таким образом, решение пенсионного фонда об исключении периода отпуска по уходу за ребенком с 25.04.1990 г. по 05.10.1992 г. из стажа работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях для определения права на повышенную базовую часть трудовой пенсии подлежало признанию незаконным.

Кроме того, у пенсионного фонда не имелось законных оснований для не включения периода отпуска по уходу за ребенком с 06.10.1992 г. по 27.02.1993 г. в стаж работы гражданки Л. в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях для определения права на повышенную базовую часть трудовой пенсии, а так же в стаж работы в районах Крайнего Севера, требуемый для определения права на применение повышенного отношения заработков.

Статья 167 Кодекса законов о труде РСФСР до внесения в нее изменений Законом РФ от 25.09.1992 г. № 3543-1 предусматривала включение отпуска по уходу за ребенком в стаж работы по специальности.

Отпуск по уходу за ребенком 1990 г.р. был предоставлен в период действия нормативных актов, предусматривающих включение отпуска по уходу за ребенком в стаж работы по специальности, с учетом положений статей 6 (ч.2), 15 (ч.4), 17 (ч.1), 18, 19 и 55 (ч.1) Конституции РФ, предполагающих правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимых для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано. Поэтому спорный период отпуска по уходу за ребенком с 06.10.1992 г. по 27.02.1993 г.  подлежал включению в специальный стаж работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях для определения права на повышенную базовую часть трудовой пенсии, а так же в стаж работы в районах Крайнего Севера, требуемый для определения права на применение повышенного отношения заработков.

Сделать подобный вывод позволяет правовая позиция Конституционного Суда Россий­ской Федерации, изложенная в постановлении от 29 января 2004 г. № 2-П, а также сложившаяся судебная практика применения пенсионного законодательства, в частности Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации от 22 октября 2009 г. N 49-В09-14, в котором рассмотрен вопрос о включении отпусков по уходу за ребёнком, предоставленных до 6 октября 1992 года, но продолжавшихся после этой даты.

На основе анализа пенсионного законодательства, нашими пенсионными юристами и адвокатами по пенсионным делам было подготовлено исковое заявление о признании решения управления пенсионного фонда незаконным, включении периода отпуска по уходу за ребенком в стаж работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, требуемый для определения права на повышенную базовую часть трудовой пенсии  и для определения права на применение повышенного отношения заработков. Районным судом указанное исковое заявление было удовлетворено, спорный период времени включен в специальный трудовой стаж клиентки, а размер пенсии пересчитан. Кроме того, в пользу гражданки Л. была взыскана недополученная часть пенсии и судебные расходы, связанные с рассмотрением дела и оказанием юридической помощи нашими юристами по пенсионным делам.

Приведенный мной конкретный случай из жизни показывает, что не всегда стоит оставаться со своей проблемой «один на один».  Иногда только рука помощи сведущих адвокатов по пенсионным делам и пенсионных юристов поможет Вам разрешить злободневный пенсионный вопрос в Вашу пользу. Наши пенсионные юристы ждут Вашего звонка.

Ляшенко А.М.